Общество

Смерть баскского сопротивления: как СССР лишил подпитки западный терроризм

В начале мая произошло мало кем замеченное событие, которое было незаслуженно обойдено вниманием. Объявила о своем самороспуске последняя террористическая организация Европы — сепаратистское движение басков ЭТА. В этой связи баскский журналист Альберто Летона написал: «Почти невозможно описать мою радость и облегчение, которое я испытываю… Мне было всего три года, когда в 1959 году образовалась эта группировка. С тех пор и моя родина — Страна басков, и вся Испания страдали от причиняемого ею насилия».


фото: pixabay.com

Я отношусь к тому же поколению, что и коллега Альберто, и я очень хорошо помню сообщения в советских газетах о кровавых деяниях ЭТА. И о громких терактах других европейских террористических группировок: итальянских «Красных бригад», западногерманской «Фракции Красной армии» (RAF), Ирландской республиканской армии… А также о терактах в Европе и за ее пределами, которые осуществляли палестинские боевики, колумбийские «революционеры», японские «красноармейцы» и прочие экстремисты.

70-е годы были «золотым веком» терроризма. Во время Мюнхенской Олимпиады 1972 года палестинская террористическая группировка «Черный сентябрь» захватила в качестве заложников и убила 11 израильских спортсменов и одного германского полицейского. Годом раньше террористы из «Черного сентября» убили премьер-министра Иордании (за высылку из страны Организации освобождения Палестины) и попытались убить иорданского посла в Лондоне. На их счету диверсии на энергетических объектах ФРГ и Нидерландов, угон самолета бельгийской авиакомпании и неудавшееся покушение на премьера Израиля Голду Меир во время ее визита в США в 1973 году.

Во французской тюрьме отбывает три пожизненных срока террорист, чье имя в 70-е годы наводило ужас на жителей западных стран: Карлос «Шакал» (настоящее имя — Ильич Рамирес Санчес), венесуэлец, вступивший в 1970 году в Народный фронт освобождения Палестины. В 1975-м «Шакал» возглавил атаку на штаб-квартиру ОПЕК в Вене, в ходе которой были убиты три человека. Организованные им теракты на территории Франции стоили жизни 11 людям и искалечили 150 человек.

В апреле 1977 года боевики из «Фракции Красной армии» (она же «банда Баадер-Майнхоф») убили генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака. Осенью того же года террористы RAF похитили и убили президента Федерации германской промышленности Ганса Мартина Шляйера. Потом палестинские «братья по оружию» немецких террористов — боевики Народного фронта освобождения Палестины — угнали самолет «Люфтганзы» и потребовали освободить 10 членов RAF из тюрьмы в ФРГ, двоих палестинцев из тюрьмы в Турции, а также выдать им $15 млн в качестве выкупа за заложников. Всех заложников удалось спасти в результате успешной операции спецслужб.

В ФРГ была еще одна террористическая организация, менее известная, чем «Фракция Красной армии», но более «результативная»: она называлась «Революционные ячейки» и за период с 1973 по 1995 год сумела совершить 296 терактов.

Весной 1978 года «марксисты-ленинцы» из итальянских «Красных бригад» осуществили похищение и убийство председателя Христианско-демократической партии, бывшего премьер-министра Италии Альдо Моро (во время захвата политика террористы убили пятерых полицейских из его эскорта). Они боролись за создание «революционного государства» и выход Италии из НАТО. Похищали политиков, судей, бизнесменов с целью получения выкупа, грабили, убивали, осуществляли диверсии. «Красные бригады» были не горсткой террористов, а достаточно массовой организацией: ее численность доходила до 25 000 человек.

Ирландские сепаратисты из ИРА практиковали «фирменные» теракты: оставляли где-нибудь автомобиль, начиненный взрывчаткой, а за полтора часа до взрыва звонили и предупреждали, чтобы уменьшить количество потерь среди гражданского населения. Зато не щадили британских военных, полицейских, судей и чиновников.

Баскские сепаратисты из ЭТА в массовом порядке организовывали покушения на испанских чиновников, военных и жандармов, взрывы воинских казарм и полицейских участков, диверсии на железной дороге. В 1973 году ЭТА предприняла одну из самых громких своих акций — убийство преемника диктатора Франко, адмирала Луиса Карреро Бланко. Террористы прорыли тоннель под улицей, через которую ехал автомобиль Бланко, в тоннель заложили взрывчатку. Взрыв был таким мощным, что автомобиль Бланко улетел на балкон близлежащего монастыря…

И вот — занавес. ЭТА стала последней террористической организацией Европы, прекратившей свое существование, — все остальные вышли из игры раньше, начиная с ликвидации итальянскими властями «Красных бригад» в 1988 году. Их ирландские и немецкие «коллеги» просуществовали до 1998 года, недавно ЭТА «выбросила полотенце на ринг», и лишь одни турецкие «Серые волки» (один из которых, Мехмет Али Агджа, в 1981 году совершил покушение на Папу Римского Иоанна Павла II) существуют по сей день. Впрочем, Турция — это особая статья…

Но терроризм в Европе не перестал существовать — напротив, в XXI веке он стал более жестоким, теракты уносят гораздо больше жизней, чем в прошлом столетии. Достаточно вспомнить взрывы пригородных поездов в Мадриде в 2004 году, когда погиб 191 и было ранено 2050 человек; или взрывы в лондонском метро и автобусе в июле 2005 года (убито 52 человека, ранено около 700); или теракты в Париже в ноябре 2015-го (130 убитых, 350 раненых); или День взятия Бастилии, 14 июля 2016 года, в Ницце, когда на Английской набережной террорист за рулем грузовика задавил насмерть 86 человек и еще 308 получили ранения…

Этот скорбный перечень можно продолжать еще долго. Но пора сказать главное: массовый терроризм последних лет в Европе — дело рук не сепаратистов или «революционеров» местного разлива, а исламских фундаменталистов. У терроризма появилось чужое, не европейское лицо. И на этот факт никак не влияет то, что исполнителями терактов часто выступают люди восточного происхождения с бельгийскими, французскими или британскими паспортами. Они европейцы по паспорту, но не по системе ценностей, образу мышления, укладу жизни. Те, кого используют в качестве орудия терроризма признанные в России террористическими и запрещенные «Аль-Каида» и ИГИЛ, — люди, не интегрированные в западное общество, враждебно настроенные по отношению к нему. Можно ли считать «французом» 20-летнего чеченца Хамзата Азимова — гражданина Франции с 2010 года, который 12 мая этого года напал с ножом на прохожих в центре Парижа, крича «Аллах акбар!»? Можно, если политкорректность не позволяет вам называть вещи своими именами.

Причины отчуждения европейских граждан, выходцев из исламских стран, во многом схожи с причинами радикализации части молодых мусульман в России и странах Центральной Азии. У депрессивных мусульманских пригородов Брюсселя и Парижа есть немало общего с экономически отсталыми районами Северного Кавказа, Таджикистана, Киргизии. И со странами типа Сомали или Йемена. Бедность и невежество — вот главные источники пополнения рядов террористов. Вербовщики экстремистских движений ищут и находят исполнителей терактов среди безработных, малообразованных, нищих и дезориентированных молодых людей.

Если вернуться к «исчезающей натуре» европейских террористов европейского же происхождения, спешу оговориться: она еще не совсем исчезла. Не стало массовых террористических движений, но есть еще отдельные фанатики, готовые убивать и быть убитыми во имя идейных принципов. Яркий пример — норвежец Андерс Брейвик, который в 2011 году взорвал бомбу в центре Осло и расстрелял молодежный лагерь на острове Утойа (77 трупов). Его теракты были направлены против социал-демократов, стараниями которых Норвегия стала маяком расовой мультикультурности. Брейвик хотел спасти Норвегию и всю Европу от «мусульманского захвата» — как видим, и здесь присутствуют мусульмане, только уже с другой стороны…

Но дело, конечно, не только в мусульманах и не только в питательной среде терроризма. Помимо питательной среды экстремизм всегда черпает силы в государственной поддержке — чаще всего она исходит от чужого государства. В международном политическом лексиконе это именуют «спонсорством терроризма». Главным «спонсором» в свое время был «соцлагерь»: европейских террористов обучали и материально поддерживали СССР, ГДР, Чехословакия, Болгария, Куба…

Началось это еще при Ленине. При Сталине Коминтерн организовал на территории СССР т.н. «Ленинские школы», где молодые коммунисты со всего мира изучали марксистско-ленинскую теорию, а заодно проходили подготовку к нелегальной работе и терроризму. Головное учреждение в Москве позже получило эвфемистическое название «Институт общественных наук при ЦК КПСС»: он функционировал в закрытом режиме и из его стен вышли многие деятели зарубежных компартий и движений, в том числе террористических. Они же «национально-освободительные» или «партизанские».

Не стало Советского Союза — и западный экстремизм лишился своей главной подпитки. Вот и пришлось сворачивать «революционную борьбу». А восточный экстремизм… Он тоже существует только благодаря государственной поддержке. Саудовская Аравия и Катар, как считают СМИ и эксперты, теперь поддерживают запрещенное в России ИГИЛ, которое опирается также на Сирию и Турцию. Все упомянутые страны открещиваются — ну так и Москва тоже в свое время открещивалась…

Мир праху баскского терроризма. Кто следующий?

Источник

Показать больше

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
Close