Общество

«Для меня СССР — это Кикабидзе и есть»

Мы любим обижаться. Мы — страна обиженных идиотов. Вот скажет какой-то человек слово, нам не понравится — мы ему два. И еще сделаем лицо такое смурное, губки надуем. Да, мы умеем.


фото: Владимир Чистяков

Только обида наша святая — за Родину, за Россию-мать. Кто нас обидит, три дня не проживет, фигурально выражаясь. Потому как мы патриоты до мозга костей, практически все.

Особенно мы любим обижаться на творческую интеллигенцию. Потому как творческая интеллигенция много, блин, себе позволяет, распустились совсем.

Артист Серебряков сказал что-то нехорошее, мы тут же взяли его на крючок, на мушку. Артист Козловский посмел на родного зрителя наехать — мы и на него до кучи обиделись. Артист Ефремов… Здесь и говорить нечего! С ним, с Ефремовым, давно все ясно.

Потому что мы всегда на страже родины, любимой России. Правда, мы — это не мы, а уважаемые депутаты. Ну очень уважаемые.

Теперь вот Кикабидзе Вахтанг Константинович, его персональное дело. Вы послушайте только, что он сказал: «Я ненавижу герб Советского Союза, серп и молот. Это же надо было, какие мозги должны были быть у нас, чтобы такой герб страны придумать. Это все было связано с, извините за выражение, хреновой жизнью этой огромной страны».

А еще он сказал, что распад СССР стал для него праздником, и по такому случаю даже накрыл стол для своих родных и близких. Как посмел?

Что тут началось! Депутаты, любимцы народа, как всегда, бдят, как всегда, на страже. «Кикабидзе стал, кем он есть, только благодаря СССР», — говорят они. «Сегодняшнего Вахтанга Кикабидзе мы не знаем и знать не хотим», — продолжают они. «Он набрал годы, но не мудрость», — подначивают они. «Звезда фильма «Мимино» говорит в интересах американского империализма», — не унимаются они, ставят победную точку. В общем, размазали Бубу по тарелочке, как манную кашу.

«Кто вы такие, депутаты?» — спрашиваю уже я. Вы хотите научить Кикабидзе родину любить, нашу бывшую родину? Вы слишком многого хотите.

А теперь буду говорить только о себе, о своих чувствах, своем отношении. Я очень тоскую по своей родине, которой больше нет. До слез, до боли тоскую. Ностальгия — ужасная болезнь, и я ей болею.

Но для меня родина, страна под названием СССР — это Кикабидзе и есть. И этот его ансамбль «Орейро» из Грузии, и «Не горюй», и «Мимино», конечно… Вы понимаете вообще, что такое «Мимино»? Там режиссер Гия Данелия, артист Фрунзик Мкртчян и да, Вахтанг Кикабидзе показали нам советского человека, лучшие его черты. И советскую жизнь, ту, которую мы потеряли и поэтому до сих пор так любим. Вот потому я все время плачу, когда смотрю «Мимино».

А что он сейчас говорит… Ну скажите, у вас, в вашей жизни было когда-нибудь 9 апреля 1989 года, смертоубийство в Тбилиси? А в его — было. В вашей жизни была русско-грузинская война-2008? А у него была. Мы по-разному можем смотреть на эту войну, на ее причины, итоги, но он, Кикабидзе, имеет право смотреть так, как считает нужным. Он так думает!

…А еще я вспоминаю нашу встречу с ним три года назад. Из Тбилиси на такси я приехал к нему в кахетинский санаторий, где он лечился. Навстречу вышел худой-худой человек среднего роста с седой бородой. А глаза светились… Он говорил так тихо, но я его слышал. Он ничего не забыл, он все помнит. У него классное чувство юмора.

И он наш. Мой. И миллионов людей, разбросанных по бывшему Советскому Союзу. Которые его так любят.

Я так думаю!

Источник

Показать больше

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
Close